Deutsch English Фонд Шуховская Башня
Наши партнеры
Московский Дом Фотографии


Объединенная металлургическая компания


МУАР - музей архитектуры


Строительная компания Амстрой


Мышгород - город музеев


Усадебно промышленный комплекс


 
19.06.2009

Вчера Фонд «Шуховская башня» и  Государственная дирекция по охране культурного наследия Липецкой области провели пресс-конференцию «Спасение первой в   мире гиперболоидной башни Шухова и  усадьбы Нечаевых в  Полибине». Пресс-конференция прошла у Шуховской башни в  селе Полибино Данковского района Липецкой области.

 

First Shukhov Tower
Первая в мире гиперболоидная сетчатая конструкция в Полибине.
 
Делегацию Фонда «Шуховская башня», технических экспертов и московских журналистов, приветствовал заместитель главы Данковского района Владимир Яковлевич Калинин.
 
На пресс-конференции президент Фонда «Шуховская башня» Владимир Фёдорович Шухов  поблагодарил данковчан за то, что им удалось сохранить башню. Он отметил, что на базе усадьбы Нечаевых-Мальцовых можно создать развитую туристическую инфраструктуру и   ряд сопутствующих производств, что позволит создать новые рабочие места.  
 
В.Ф. Шухов заявил о необходимости проведения ремонта и защиты от коррозии первой в мире гиперболоидной конструкции – ажурной сетчатой башни-оболочки Владимира Григорьевича Шухова.
 
Эта ажурная водонапорная башня впервые была представлена в 1896 году на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде. Уникальная сетчатая гиперболоидная конструкция удивила гостей выставки лёгкостью и изяществом, и публикации о ней в том же году появились в  Лондоне и  Париже. После окончания выставки меценат Ю.С.Нечаев-Мальцов купил эту башню: в разобранном виде она была перевезена и под личным руководством В. Г. Шухова установлена у дворца Нечаевых в селе Полибино.
 
В своём выступлении В.Ф. Шухов особое внимание уделил сохранению и реставрации классического дворца XVIII века и  всего усадебного комплекса в селе Полибино.
 
Имение принадлежало Юрию Степановичу Нечаеву-Мальцову, великому меценату России, на деньги которого был построен Музей изящных искусств в Москве. В его честь на здании ГМИИ им. А.С. Пушкина установлена мемориальная доска. В 2012 году пройдёт празднование 100-летия ГМИИ. Поэтому реставрация усадьбы мецената, пожертвовавшего на строительство и экспонаты музея более миллиарда долларов (в пересчёте по современному курсу), становится особенно актуальной.
 
 
British Museum
Сетчатое перекрытие Британского Музея в Лондоне.  Архитектор: Норман Фостер.
 
 
Вице-президент Фонда Сергей Арсеньев в своём выступлении обозначил этапы проведения ремонта первой башни В.Г. Шухова. Он отметил, что приехавшие специалисты компании "АМСТРОЙ"  проведут исследование, обмеры башни и  сделают проект её  ремонта и защиты от коррозии. Далее он рассказал о широком использовании в XXI веке сетчатых несущих конструкций, изобретённых и впервые построенных Владимиром Григорьевичем Шуховым.
 
Соответствующей шуховскому патенту сетчатой оболочкой архитектор Норман Фостер перекрыл двор Британского музея и получил за это в 2000 году титул Лорда. Месяц назад завершён монтаж конструкций 610-метровой сетчатой телебашни-оболочки в Гуанчжоу (Китай). Аналогичные сетчатые сооружения есть и строятся в Японии, Великобритании, Швейцарии, Испании, Франции, Арабских Эмиратах и других странах.
 
s
Сетчатая гиперболоидная 610-метровая телебашня в Гуанчжоу (Китай).
 
Член-корреспондент Российской академии художеств, Заслуженный художник России Виктор Борисович Демьянчук отметил заслуги Юрия Степановича Нечаева-Мальцова в создании Музея изящных искусств в Москве и развитии визуальных искусств в России. До революции усадьба Полибино была известна не менее подмосковного Абрамцева. У Ю.С. Нечаева-Мальцова гостили и  творили  великие российские живописцы И.Е.Репин, И.К.Айвазовский, К.А.Коровин, В.Д.Поленов, В.В.Васнецов, А.Н.Бенуа.
 
Руководитель Государственной дирекции по охране культурного наследия Липецкой области Андрей Анатольвич Найдёнов приветствовал предложения Фонда  по сохранию первой в   мире гиперболоидной башни, а  также дворца и усадьбы Нечаевых. Он также отметил, что совместные усилия Фонда, администраций Данковского района и  Липецкой области позволят реализовать туристические возможности уникальной усадьбы.
 
Гениальность и простоту конструкции первой в мире гиперболоидной башни отметил главный инженер компании "АМСТРОЙ"  Олег Сергеевич Томилин, возглавляющий группу приехавших из Москвы технических специалистов. Он также сделал акцент на необходимости точного соблюдения технологий и техдокументации В.Г. Шухова при проведении ремонта конструкции.
 
После пресс-конференции группа приехавших специалистов провела фотографирование конструкции, обмеры башни и  исследование степени коррозии различных деталей. 

  
Дворец Нечаевых в Полибино
 
Дворец Нечаевых в Полибино, 2008г.
 
 
ТРИ  ПОКОЛЕНИЯ  ЦЕНИТЕЛЕЙ  РУССКОГО  ИСКУССТВА
 
История  семьи  великих  меценатов  Нечаевых  и  их  усадьбы  Полибино
 
В настоящее время ведутся работы по консервации дворца Нечаевых в с. Полибине Данковского района Липецкой области (бывшей Сторожевой слободы Данковского уезда Рязанской губернии), архитектурного памятника республиканского значения.

Кто же такие Нечаевы и почему их сторожевское имение, расположенное в одном из живописных парков центральной России, нужно считать памятником культуры и истории прошлого?

К сожалению, о Дмитрие Степановиче Нечаеве почти ничего неизвестно, но все же на основании имеющихся фактов можно утверждать, что он был патриотом: сохранились сведения о награждении его за заслуги во время Отечественной войны 1812 года. (1)  Патриотические чувства Нечаева-старшего явились причиной его благородного поступка: он предложил безвозмездно уступить государству принадлежавшую ему землю на поле Куликовом для воздвижения памятника героям Куликовской битвы. В 1820 году он писал тульскому губернатору В.Ф.Васильеву: "...Приемлю смелость предварить Ваше сиятельство донесением моим, что счастливейшим случаем в жизни моей почту я, ежели драгоценный для каждого русского памятник, согласно историческим преданиям, сооружен будет в дачах поместья моего, сохраняющего предпочтительно перед другими окрестными название самой битвы, именно при сельце Куликове". И далее: "...Тем приятнее мне будет таковым пожертвованием удобнейшего места для постановления предполагаемого монумента дать новое, посильное доказательство неограниченного усердия моего к прославлению любезного нашего Отечества."(2)

Д.С.Нечаев был ценителем русского искусства. Об этом свидетельствует не только проявленный им интерес к делу создания куликовских памятников, но прежде всего то, что именно при нем было построено в Сторожеве-Полибине реставрируемое здание в стиле ампир, обращающее на себя внимание своими архитектурными достоинствами. В этом здании Д.С.Нечаев положил начало делу, продолженному его потомками, — созданию картинной галереи, библиотеки и настоящего музея археологических находок с поля Куликова.

О декабристких взглядах сына Д. С. Нечаева — Степана Дмитриевича — я уже писала неоднократно; имя его теперь прочно введено в наше декабристоведение. Не только от декабристских воззрений С.Д.Нечаева, но и от семейных традиций идет его интерес к живописи, архитектуре, скульптуре, музыке.
 
 
Stepan Dmitrievich Nechaeff
 
Степан Дмитриевич Нечаев (1792-1860)
Портрет работы В.А. Тропинина

Его поэзия теснейшим образом связана с музыкой. На слова его романсов писали музыку известные в то время композиторы: Геништа, Де Витте, Аксенов, Рачинский. На слова стихотворения "Один еще денек...", пользовавшегося большим успехом у тульской и рязанской молодежи, написал музыку Алябьев.(3)  Многие стихи Нечаева посвящены музыке и музыкантам ("На игру Элеоноры", "К милой певице" и другие).(4)  Стихотворение "К Г.А.Рачинскому" ("За что любезный чародей...") посвящено "замечательному виртуозу-скрипачу", как его тогда называли.(5)

Живопись также всегда увлекала Нечаева. Он пишет статьи о старинных иконах, собирает произведения современной живописи. В стихах, адресованных поэту-партизану, — "К портрету Д.В.Давыдова" ("Давыдов! Наконец твой образ украшает Смиренну хижину мою...").(6)

В ряде писем С.Д.Нечаев не раз упоминает о различных картинах, многие из которых находились в Сторожеве-Полибине. Там был портрет известного писателя и прогрессивного общественного деятеля XVIII века Н.И.Новикова кисти художника Добровольского, портрет Д.В.Давыдова, картина Айвазовского, об участии в лотерее для приобретения которой Нечаев осведомлялся в письме к М.П.Погодину, и работы других художников.(7)  Был там и портрет самого С.Д.Нечаева кисти Тропинина, в настоящее время находящийся в Рязанском художественном музее (атрибуция портрета проводилась в 1981 году).

Нечаева интересует скульптура — причем здесь, как и во всем, он обнаруживает разносторонность интересов: от культуры древних народов (статья о "вайгацких истуканах", то есть древних каменных идолах острова Вайгач) до современной скульптуры. В частности, Нечаев хорошо знал знаменитого скульптора XVIII — начала XIX века И.П.Мартоса и оставил ряд небезынтересных высказываний о его творчестве. По поручению московского генерал-губернатора Голицына он вел сбор средств для сооружения памятника М.В.Ломоносову в Архангельске по проекту этого скульптора. По поручению генерал-губернатора центральных губерний А.Д.Балашова Нечаев вел переписку с Мартосом по поводу создававшегося им проекта памятника Дмитрию Донскому. В архиве Нечаева бережно хранился рисунок этого памятника.(8)

Целая страница деятельности патриота и гражданина Нечаева — его борьба за создание памятников на месте Мамаева побоища 1380 года, на знаменитом поле Куликовом. Он выступает в роли археолога и историка, публикует целый ряд статей об этих событиях, обращается с письмами и донесениями к администрации, ратуя за создание памятников над прахом убиенных воинов, включается в кампанию по сбору народных средств для воздвижения памятников.(9)

K
 
Обелиск в честь победы на Куликовом поле
Установлен по инициативе С.Д. Нечаева в 1850г.
 
8 сентября 1850 года состоялось торжественное открытие обелиска на иоле Куликовом. Этому событию Нечаев посвятил статью, которую по меньшей мере трижды перепечатали разные газеты. В статье давалось описание торжества, в котором Нечаев увидел "великую тризну" по Дмитрию Донскому и его доблестным воинам. Описание самого памятника, созданного по проекту А.П.Брюллова, и в наши дни не лишено интереса: "Место для сооружения его выбрано было по всем отношениям прекрасное, посреди Мамаева побоища, на возвышенном холме, откуда взор обнимает пространство кругом верст на двадцать и далее, по течению рек Непрядвы и Дона. Он имеет вид колонны, вылит из чугуна и увенчан позлащенным сквозным крестом, которому служит подножием луна. Вышина всего памятника — 43 аршина. На восточной его стороне поставлена икона Божией матери, над нею бронзовыми буквами сложено следующее надписание: "Победителю татар великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому признательное потомство, лета от рождества Христова 1848". Повыше кругом всей колонны помещены начало и конец XIV псалма: "Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбях обретших ны зело. Сего ради не убоимся: Господь с нами". "Читая сей псалом, — говорят летописцы, — Дмитрий полетел на бранную сечу".

До конца своей жизни Нечаев стремился своей деятельностью напоминать о славных подвигах 1380 года. Незадолго до смерти он занимается сбором средств "на построение каменного храма над прахом воинов, убиенных на Куликовом поле". Только после его смерти храм-памятник Сергия Радонежского на Куликовом поле был, наконец, построен.

В области архитектуры интересы Нечаева также широки. Он спорит со знакомыми о сходстве зодчества древних русских церквей и индийских пагод, отмечает прелесть архитектуры древней русской церкви в селе Рожествене (Монастырщине) на Куликовом поле, монастыря в древнем Ростове и других зданий.

Нечаев был дружен со многими знатоками русского искусства — декабристом А.А.Бестужевым, писателем В.Ф.Одоевским, журналистом Н.А.Полевым, а также с З.А.Волконской и другими.

Любопытна такая деталь, характеризующая облик этого незаурядного человека: когда он был при смерти, выяснилось, что его не на что будет хоронить.(10)  Все свое состояние он истратил на благотворительную деятельность и на приобретение предметов искусства.
 
 
 
Yuri Stepanovich Nechaev-Maltsov
 
Юрий Степанович Нечаев-Мальцов (1834-1913)

Юрий Степанович Нечаев-Мальцов унаследовал от отца тяготение к искусству и науке, беззаветное желание служить им до конца; от дяди Мальцова вместе с фамилией — большое наследство и деловую хватку заводчика-предпринимателя.

Да, он был заводчиком. Но он — внук Д.С.Нечаева и сын декабриста, и этому он обязан всем лучшим, что в нем было.

При нем обогатился новыми экспонатами музей в Сторожеве-Полибине. На его средства был создан чудесный храм Георгия Победоносца в Гусе Хрустальном. Еще 20 лет назад можно было видеть в нем прекрасные фрески художника Васнецова. Из-за нашей халатности и неуважения к прошлому храм этот разрушен.

Музей изящных искусств в Москве, неизвестно почему называющийся сейчас Музеем изобразительных искусств имени А.С.Пушкина, в значительной мере обязан своим существованием именно Ю.С.Нечаеву. Профессор И.В.Цветаев писал, что Ю.С.Нечаев "принес делу созидания музея неустанную энергию, большое количество времени и нежданные раньше колоссальные материальные жертвы".(11)   Вся мраморная облицовка здания, величественные колонны и фризы, изящные портики, лестница из разноцветного мрамора строились на средства, предоставленные Нечаевым. Он сам "отправился в зимнее время на Урал во главе экспедиции из горных инженеров, архитекторов и лиц, специально знающих избранную местность, и когда произведенные разведки показали, что на данной комитету горе содержится несметное количество белого мрамора, он доставил нужные материальные средства для выломки этого камня, который впервые тогда избираем был на серьезное строительное дело". Разноцветный мрамор он подбирал также в Венгрии, Норвегии и других странах, гранит для фундамента — в Финляндии. Около 1.800.000 рублей истратил сын С.Д.Нечаева на строительство музея.(12)   Цветаев пишет далее: "Но далеко не одними материальными средствами ограничиваются заслуги Ю.С.Нечаева-Мальцова пред созидаемым Музеем изящных искусств. С 1897 года он проводит по нескольку месяцев в Москве ежегодно и здесь живет почти исключительно интересами и делами музея, и нет такого детального вопроса; который не составлял бы предмета его неослабных попечений".(13)   Ю.С.Нечаев познакомился с рядом специалистов в области искусства, в поисках экспонатов объездил Египет, Грецию, Италию, Англию, Францию, Германию. К оформлению залов он привлек художников Семирадского, Васнецова и Поленова. "Юрий Степанович, — пишет современник, — встал на ту точку прения, что новый музей должен быть во всех отношениях музеем изящных искусств, должен не только хранить в себе памятники изящных искусств, но и сам по себе быть таковым памятником. По его мысли, музей должен быть художественно-образовательным учреждением не только для студентов университета, но и для широкой публики, для Москвы и для всей России. В нем должны почерпать художественное поучение мастера, кустари и рабочий люд". В постройку он вложил свою душу, свои сердечные симпатии, постоянные труды".(14)
 
 
ГМИИ
 
Музей Изящных Искусств имени Императора Александра III.  Москва, 1812г.

Имя Ю.С.Нечаева-Мальцова должно занять в написанной советскими искусствоведами истории одного из лучших наших музеев место рядом с профессором Цветаевым. И отрадно, что дочь профессора — А.И.Цветаева в своей статье '"Рождение музея" упоминает о Нечаеве.(15)  Мы должны также помнить о роли Ю.С.Нечаева в создании такого шедевра русского искусства, как Георгиевский храм в Гусе Хрустальном или "высокохудожественная церковь" в селе Березовка Данковского района и других.(16)

Скажу в заключение, что проект Музея изящных искусств возник в кружке З.А.Волконский, то есть мы возвращаемся опять к декабристу С.Д.Нечаеву, тесно связанному с кружком "Северной Коринны", как он называл Волконскую в посвященных ей стихах. Сын декабриста осуществлял мысли отца и его друзей о создании русского музея искусства.

В наше время сбылись мечты Нечаевых — Московский музей стал "Художественно-образовательным учреждением для широкой публики, для Москвы и для всей России", для всего народа.

Что же касается сторожевско-полибинского дворца Нечаевых в Данковском районе — скоро ли откроет он свои двери для всех любящих искусство и историю родины.

С. Л. Мухина
Волгоград

Источники:
1. ИРЛИ. Ф.357. Оп.2. №251. Л.1
2. РГВИА. Ф.341. Оп.1. Д.1. ЛЛ.3-3об.; ГАТО. Ф.90. Оп.1. Т.1. №621. Л.3об.; (О Нечаеве как декабристе — Мухина С.Л. Безвестные декабристы. П.Д.Черевин, С.Д.Нечаев // Исторические записки. Т.96. М. 1975; Декабристы. Биографический справочник. М. 1988
3. Вестник Европы. 1817. Ч.93. №12; Штейнпресс. Страницы из жизни А.А.Алябьева. М. 1956. С.57-60
4. Вестник Европы. 1817. Ч.93. № 11. С.171; Дамский журнал. 1822. Ч.2. №8. С.60-61
5. "К Г.А.Рачинскому" // Новое собр. образцовых русск. сочинений и переводов в стихах... Ч.1. СПб. 1821. С.92-93; О Рачинском // Москвитянин. 1843. Ч.6,11. С.260-261
6. Вестник Европы. — 1816. — Ч. 86. — №7. — С. 169-170.
7. РГБ. Ф.231. Р.11. К.22. №24. Л.18
8. Старина и новизна. Кн.9. 1905. С.1-6; О деятельности Нечаева по созданию куликовских памятников см. также: Декабристы. Биографический справочник; Мухина С.Л. Указ. соч.
9. РГАЛИ. Ф.450. Оп.1. №15. ЛЛ.284-284об.
10. Там же.
11. Музей изящных искусств (...) Записки заслуженного проф. т.с. Цветаева. 1907. С.3.
12. Отчет о соединенном заседании выс. утв. комитета по устройству Музея изящных искусств (...). М. 1914. С.15. (Цветаев называет другую сумму — 1.300.000 руб.)
13. Цветаев. цит. соч. С.10.
14. Отчет: С.13-14. Также: Труды и жертвы Ю.С.Нечаева-Мальцова по Музею изящных искусств (...). Сост. заслуж. проф. И.В.Цветаева. СПб. 1902
15. Цветаева А.И. Рождение музея // Наука и жизнь. 1969. №7
16. Московские ведомости. 1913. №232
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Архив:
> Новости фонда за 2003 - 2019 годы
> Пресс-релизы фонда за 2005-2006 годы
 
© 2019. Шуховская Башня.