Deutsch English Фонд Шуховская Башня
Наши партнеры
Московский Дом Фотографии


Объединенная металлургическая компания


МУАР - музей архитектуры


Строительная компания Амстрой


Мышгород - город музеев


Усадебно промышленный комплекс


 
14.10.2009
Мы должны позаботиться о сохранении своей истории. Если созданное нашими предками не сберегли наши деды и отцы, то вся ответственность ложится на наши плечи. Особый интерес представляет усадебный комплекс аристократов Нечаевых в селе Полибино (Сторожевое) Данковского района Липецкой области (бывшего Данковского уезда Рязанской губернии). О селе Полибино впервые упоминается в переписных книгах Данковского уезда 1676 года.
  
Дворец Нечаевых и башня Шухова в Полибино
 
Современное состояние дворца Нечаевых в Полибино.
 
Центральное здание дворца в селе Полибино построено в стиле классицизма конца XVIII века. Его постройка завершена в 1790 году. По мнению архитектора Г.И. Гунькина, Владимирская церковь в селе Баловнево и Полибинский дворец строились по проекту одного архитектора. Достоверных же фактов об архитекторе дворца в Полибино всё-таки нет.

Центральный объем дворца с парадным фасадом украшен четырехколонным портиком, высоким фронтоном и высоким аттиковым балконом под ним по уровню второго этажа. Колоннада соединяла его с двумя симметрично расположенными одноэтажными павильонами, достроенными в конце XIX века, во время капитального ремонта. Аркада с решетками в классическом стиле, несущая на себе крытый переход с расположенной в нем оранжереей, соединяющая дворец с павильонами, была сооружена позже — в конце XIX столетия и заменила колоннаду. Центральный же объем остался прежним.

Отделочным материалом здания явился белый тесаный камень, из него выполнены колонны, капители, карнизы, балконы и другие архитектурные детали; красивые балясины балконов — из дуба. Рисунок деталей — тонкий и изящный. Стены фасадов оставлены кирпичными, что в сочетании с белым камнем создает богатую цветную гамму.

Липецкий архитектор Л. Рудаков в своей книге «По следам легенд» пишет о полибинской усадьбе: «Строгие формы и мастерски проработанные архитектурные детали, тактичные вкрапления белокаменного декора, красивые арочные завершения проемов, акцентирующие углы здания, изящные пропорции дают основание полагать, что автором проекта был крупный мастер архитектуры».

Внутреннее оформление дворца заслуживает особого внимания. В нижнем этаже почти все комнаты и залы перекрыты сводами различного очертания со сложными распалубками, создающими красивые интерьеры и особенно интересны из них залы в центре выступа восточного фасада. В первом этаже по продольной оси находится коридор, соединяющий все помещения. Но вначале они могли сообщаться между собой анфиладным расположением дверей. На втором этаже находится вся парадная часть дома. В центре под портиком расположен главный зал с двумя аванзалами, прямо по поперечной оси и обращенный в парк помещен обширный двухцветный зал огромной высоты. Раньше стены зала были обиты разных расцветок штофным материалом. Карнизы с богатой лепниной имели восхитительный рисунок. Полы паркетные. Дубовые оконные переплеты и двери, красивые угловые камины. В главных залах расписные потолки. Во дворце были элементы станковой живописи и скульптуры.

Перед главным входом дворца — цветники и два пруда, отделявшие усадьбу от деревни, имевшей однорядную застройку кирпичными домами. За дворцом — регулярный парк. Этот старинный парк спланирован в «английском» пейзажном стиле благодаря стараниям прославленного агронома А.Т. Болотова. Основными породами деревьев в парке являются клен, липа и дуб. Парк был сформирован так, что его ландшафт воспринимался неодинаково не только в разное время года, но и в разное время дня. Продолжением парка был огромный сад длиною почти километр, выходивший на высокий берег Дона. Сад в имении представлен, в основном, яблонями, по периметру посажены ель, лиственница, сосна, береза.

Летом 1859 года в полибинскую усадьбу приезжал из Москвы агроном, журналист Степан Алексеевич Маслов. О поездке в наши края он опубликовал статью в «Журнале сельского хозяйства». Он пишет: «В Сторожевом — старинный господский дом с большим садом. С большими хозяйственными строениями, или кирпичными, или из белого камня-плитняка, который выламывается из берегов Дона. Всего заметней в Сторожевом — это каменные дома, построенные помещиком для крестьян на проезжей дороге. Выбеленные, опрятные, они представляют красивую слободу».
 
 
Первая в мире гиперболоидная конструкция 
 
Башня В.Г. Шухова у дворца Нечаевых в Полибино
 
Полибинский усадебный ансамбль венчает металлическая башня. Это и есть знаменитый первый гиперболоид инженера В.Г. Шухова, привлекавший внимание посетителей Всероссийской художественной и промышленной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде. Ажурная башня — это результат плодотворного развития В.Г. Шуховым идеи применения в различных конструкциях сетчатых покрытий в сочетании с использованием свойств однополостного гиперболоида вращения. После закрытия Всероссийской выставки 1896 года первая шуховская башня была приобретена меценатом Ю.С. Нечаевым-Мальцовым и смонтирована в его имении Полибино Данковского уезда. Это первое в истории сооружение сетчатой конструкции. На базе шуховской водонапорной башни до 1919 года действовала система для орошения сада, а также водоснабжения усадьбы.

Все поражает в старинной усадьбе Полибино: и благородные линии архитектурного ансамбля, и манеж, и выразительный ландшафт, и садово-парковый комплекс, хранящий черты былого великолепия и таланта садовников. Но не только архитектурная и культурная ценность постройки сделала усадьбу памятником прошлого, «охраняемого» государством, но еще и люди, так или иначе связанные с ней. При Иване III Сторожевое являлось сторожевым пунктом, через него проходил торговый путь по Дону. Там служил стольник Полибин, которому и принадлежала усадьба.

С конца XVIII века этим богатством владел Дмитрий Степанович Нечаев, затем его сын — Степан Дмитриевич Нечаев. Вся его жизнь и деятельность были посвящены благотворительности и помощи нуждающимся. Им были открыты ночлежные дома, бесплатные столовые, в которых питались более 30-ти тысяч человек. Он возглавлял общество «Милосердие». Когда в 1840 году Рязанскую и Тульскую губернии постиг голод, Нечаев развернул широкую деятельность по оказанию помощи голодающим крестьянам. Он также закупил 50 вагонов пшеницы. Израсходовал 500 тысяч рублей на нужды бедствующего народа.

Нечаев общался с П.Вяземским, А.Баратынским, А.Одоевским. Есть основания считать, что он встречался с А.С. Пушкиным. Летом 1823 года в Полибино бывал А. Грибоедов, (который гостил в это время в семье будущих декабристов Бегичевых недалеко от Полибино). После поражения восстания декабристов С.Д. Нечаев резко порвал свои связи с прогрессивными писателями и поэтами. Нечаев даже занимался астрономией и метеорологией. Однако самой яркой полосой, является работа его как историка.
 
Целая страница деятельности патриота и гражданина Нечаева — его борьба за создание памятников на месте Мамаева побоища 1380 года, на знаменитом поле Куликовом. Он публикует целый ряд статей об этих событиях. При его деятельном участии был возведён обелиск в честь победы на поле Куликовом, торжественно открытый 8 сентября 1850 года. Да и сам дом Нечаевых был первым музеем Куликовской битвы. Кстати сказать, усадьба расположена в 18 километрах от места сражения. А земля, на которой был воздвигнут памятник героям Куликовской битвы, была безвозмездно предложена Степаном Дмитриевичем государству. Он нашел огромное количество экспонатов с поля Куликова и древних городищ (старый Данков), они поначалу хранились в первом музее. Все находки из музея С.Д.Нечаева пропали для истории и потомков, лишь крохи коллекции, принадлежавшей графу Олсуфьеву, можно увидеть в Тульском областном краеведческом музее.

Своего младшего сына Степан Дмитриевич назвал в честь Юрия Долгорукова. Интересы отца, обстановка дворянской усадьбы сформировали в сыне особое отношение к истории и искусству. Судьбе было угодно, чтобы именно он стал продолжателем дела и интересов отца. Выпускник юридического факультета Московского университета, дипломат, он в 1880 году (когда ему было 46 лет) получает богатейшее наследство своего дяди по матери, камергера двора Ивана Сергеевича Мальцева (в молодости старший секретарь русского посольства в Персии, возглавляемого Грибоедовым).

Мальцевы — дворяне, крупные заводчики и землевладельцы ХУШ-ХХ вв. Начало промышленному предпринимательству Мальцевых положено в XVIII веке. Василий Мальцев основал стекольный завод в Можайском уезде в 1724 году. Аким и Фома в шестидесятые годы XVII века являлись владельцами стекольных предприятий, в том числе Гусь Хрустального, а также парусно-полотняных. Иван Акимович Мальцев приобрел металлургический завод в селе Людиново у П.Демидова и организовал стекольное предприятие в селе Дятьково. Это послужило основой Мальцевского промышленного района. В 1830-х годах владение перешло к сыну Ивана Мальцева Сергею, который превратил заводской округ в центр машиностроения. Таким образом, от деда по матери Ю.С. Нечаев-Мальцев получил богатые заводы и фабрики. Однако очень интересный факт, что одним из обязательных условий вступления в наследство было принятие двойной фамилии.

Нечаев-Мальцев Юрий Степанович – меценат и один из двенадцати самых богатых людей России конца XIX века – был гофмейстером Императорского двора, членом Совета мануфактур и торговли, Министерства народного образования; почетным членом Академии художеств России, вице-президентом Петербургского общества поощрения художеств, почетным членом Московского археологического общества. Значительную часть своих средств он вложил в различные благотворительные начинания. Это и издание журналов, и строительство храмов: в Гусь-Хрустальном — Георгию Победоносцу, в селе Березовка — в память русским воинам, падшим на Куликовом поле. Красочные мозаики в этих храмах сделал знаменитый мастер Фролов по эскизам Васнецова. Отрадно, что дочь профессора А.И. Цветаева в своей статье «Рождение музея» также благодарит Нечаева-Мальцева за «высокохудожественную церковь» в Березовке и храм в Гусь-Хрустальном.

Храм Дмитрию Салунскому в Березовке, построенный на средства Нечаева-Мальцева, очень интересен. Эта церковь, называемая Дмитриевской. Мнения об архитекторе церкви расхожи. Наибольшее число фактов указывает на Померанцева, а некоторые же считают, что это был Бенуа. Церковь построена в псевдорусском стиле. В оформлении встречаются элементы от московского барокко — вычурные наличники, луковичные завершения, богатый декор. Апсида украшена резными белокаменными деталями. Несколько рядов ложных окон, наверху — световое окно. Конструкция выполнена в виде восьмерика на четверике. Эта церковь находится в 9-10-ти километрах от Полибинской усадьбы..

Велика роль Ю.С. Нечаева-Мальцева в создании одного из величайших музеев России — Музея изящных искусств имени императора Александра III на Волхонке. (Ныне Государственных музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина). 31 мая 1912 года состоялось его торжественное открытие.

При нем обогатился новыми экспонатами музей в Сторожевом-Полибине. Музей Куликовской битвы, организованный его отцом, был открыт для всего населения. Хранителем музея одно время была писательница и художница Е.И. Бибикова-Раевская, которая жила постоянно на соседнем хуторе Утес (Мордвинове).

Кроме коллекции археологических находок в усадьбе Полибино была коллекция картин, собранная двумя поколениями Нечаевых. В Полибино находился портрет известного писателя и общественного деятеля XVIII века Н.И. Новикова кисти художника Добровольского, портрет Д.В.Давыдова и работы других художников. Был там и портрет самого Нечаева кисти Тропинина, в настоящее время находящийся в Рязанском художественном музее (атрибуция портрета проводилась в 1981 году).

В Полибино к Юрию Степановичу в разные годы приезжали Л.Н.Толстой, художники Васнецов и Репин, артистка О.Л.Книппер-Чехова, И. В. Цветаев и другие известные личности.

Лев Толстой часто приезжал в гости к Нечаевым вместе со многими членами семьи Мордвиновых. С Нечаевыми у него были споры по вопросам отношения к крестьянам. В 1891-1892 годах большинство губерний России постигло страшное бедствие — неурожай и голод, свирепствовали тиф, оспа, холера, дизентерия. Сосед Нечаевых Иван Иванович Раевский, Лев Николаевич Толстой и сам Ю.С. Нечаев устраивали столовые для народа. Местный житель Филипп Дмитриевич Хомяков, который беспрерывно проработал в усадьбе 22 года, вспоминал: «Я часто видел Толстого с Ю.С. Нечаевым-Мальцевым в саду, в парке».

Не забывал великий меценат и о собственной сторонушке. В 1910 году Ю.С. Нечаев-Мальцев планировал построить железную дорогу от станции Полибино до села Полибино. Было также его желание построить разводной стальной мост в районе села Стрешнево по проекту знаменитого инженера В.Г. Шухова. На средства Юрия Степановича на братских могилах по дороге в Бегичево был установлен мраморный обелиск. После смерти Ю.С. Мальцева усадебный комплекс в Полибино перешел в наследство приемному сыну Нечаевых-Мальцевых Павлу Демидову.

Казалось бы, вместе с орденами и наградами Нечаев-Мальцев получил и вечную память. Но, как и предсказала Марина Цветаева, «веку было не до предков». Построенные Юрием Степановичем храмы закрыли, росписи уничтожили, купола снесли. Нечаевский усадебный дом в Сторожевом разрушается; водонапорная башня знаменитого инженера Шухова пришла в негодность. Семейный склеп Нечаевых-Мальцевых на Новодевичьем кладбище с надгробьями розового мрамора, украшенными хрусталем, в 30-е годы сровняли с землей. Попутно заклеймили мракобесом отца, Степана Дмитриевича Нечаева, за то, что тому пришлось состоять обер-прокурором Синода, а дядю, Ивана Сергеевича Мальцева, записали в английские шпионы и предатели, самого же Нечаева-Мальцева почти забыли…

Время все ставит на свои места. Ю.С. Нечаеву-Мальцеву, его отцу и дяде возвращается доброе имя. Усадьба же и полуразрушенный дворец ныне пребывают в забвении. Раскорчеван сад, застраивается парк, рухнули перекрытия на втором этаже дворца, утрачены многие архитектурные детали, разрушены хозяйственные постройки. Залы центрального выступа в сторону парка были заняты под склад цемента. Дворец взят под охрану Липецким областным управлением культуры. Но охранной зоны нет.

Предполагалось разместить во дворце контору совхоза, почтовое отделение, сберкассу, медпункт, дом быта, сельскую библиотеку для одиноких пенсионеров, живущих во дворце. Ничего подобного во дворце организовано не было. Все высказывания оказались лишь пустыми словами. Также как и намерения Союза писателей СССР 30-х годов создать в усадьбе Дом творчества. В начале — середине 80-х годов в доме Нечаевых-Мальцевых находился Дом культуры, а его флигели, нижний и верхний этажи были заняты под жилье.

И все-таки течет крыша, в аварийном состоянии потолок главного зала, галереи парадных комнат, осыпаются карнизы, раньше украшенные изящными лепными деталями, гниют неповторимые рисунки паркета, ржавеют кованые лестницы коридоров — подлинные шедевры кузнечного искусства. В свалку превратился подвал, сняты высокохудожественные решетки ворот. Пожар, возникший в конце 1986-го года из-за халатности и равнодушия людей, проживающих в северной части дворца, сделал свое дело — сгорело все, что могло сгореть.

Что же мы творим? Неужели трудно понять, что пора остановить разрушение памятников старины? Те, кто сегодня спокойно взирают, как они гибнут, поступают гораздо хуже тех, кто ломал и разбивал их в 20-30-е годы. Вы возразите, что у нас много других, более важных проблем. Но разве не страшно однажды, как в сказке Салтыкова-Щедрина, проснуться утром и увидеть, что не только совесть пропала, что навсегда исчезла, погибла наша национальная культура, ибо она не может существовать без любви к отчей земле, ее красоте, ее литературе, живописи, архитектуре, ее прошлому и будущему? Наверное, со временем у нас вновь появятся Мамонтовы, Морозовы, Третьяковы. Только Полибинской усадьбе, церкви в Березовке они уже не помогут. Ни того, ни другого просто не будет.

Елена Полехина

Из книги: «МОЯ РОДИНА – ЛИПЕЦКИЙ КРАЙ», Материалы IX областной конференции участников туристско-краеведческого движения «Отечество». Липецк: 2002. – 226 с.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Архив:
> Новости фонда за 2003 - 2019 годы
> Пресс-релизы фонда за 2005-2006 годы
 
© 2019. Шуховская Башня.