Deutsch English Фонд Шуховская Башня
Наши партнеры
Московский Дом Фотографии


Объединенная металлургическая компания


МУАР - музей архитектуры


Строительная компания Амстрой


Мышгород - город музеев


Усадебно промышленный комплекс


 
29.09.2009
Браться за реконструкцию столичных объектов с  именем —  дело рисковое. Вокруг них почти обязательно закипают страсти. Реконструкция здания ГМИИ им. А. С. Пушкина не  стала исключением. ... на прошлой неделе общественный фонд "Шуховская башня" заявил, что обустройство подземного пространства ГМИИ неминуемо приведет к утрате уникальных светопрозрачных металлостеклянных перекрытий инженера В. Г. Шухова.  Добавило остроты заявление представителей фонда о необходимости переименования музея, к которому Пушкин  не  имеет ни малейшего отношения.  

ГМИИ

 
Планируемый апгрейд культурного объекта с  мировым именем не  мог остаться незамеченным. Президент общественного фонда "Шуховская башня" Владимир Шухов, правнук и тезка великого инженера, заявил, что реконструкция музея уничтожит уникальные металлостеклянные светопрозрачные перекрытия, которые возвел его прадед. ... светопрозрачная конструкция организована так, что выполняет функцию одного большого стеклопакета. Две воздушные подушки в чердачном пространстве поддерживают в  музейных помещениях одинаковую температуру, что важно не только для комфорта посетителей, но и для сохранности полотен. Устройство конструкций создает особую организацию света. В дневное время залы не нуждаются в дополнительных источниках освещения.

Но что, собственно, вызывает опасения? Дело в том, что проект реконструкции предусматривает освоение подземного пространства. "Если полезут под землю, а   в  этом районе очень сложные грунты, то конструкции будут обязательно нарушены... Но если даже их и не тронут, то проект предусматривает перекрытие внутренних дворов музея, что приведет к искажению облика охраняемого законом памятника архитектуры".

Насколько для города и  его архитектуры потеря катастрофична? "Я не думаю, что с  музеем Пушкина хотят сделать что-то варварское, — говорит по этому поводу директор Музея архитектуры Давид Саркисян. — Но что касается шуховских перекрытий, то они такие же гениальные, как и все, что сделал этот инженер, именно поэтому первоначальный облик музея следовало бы соблюсти". ...

Какой окажется судьба шуховской конструкции, похоже, пока не очень хорошо себе представляют и в администрации ГМИИ им. А. С. Пушкина, где "Итогам" сообщили следующее: "На окончательную доработку плана реконструкции отпущено 18 месяцев, которые истекут в сентябре следующего года. План постоянно меняется, и что будет в финале, нам сказать пока сложно. Реконструкция и реставрация главного здания запланированы на последнем этапе, поэтому до шуховских перекрытий в любом случае очередь дойдет не скоро". Понятно, что сотрудники музея однозначно радеют за старину и ­аутентичность, и уж точно не они создают проекты — это дело архитекторов, и тут важно, чтобы "шуховская проблема" была решена еще на стадии проектирования. Ведь хорошо известно, чем заканчиваются истории с памятниками архитектуры или инженерного искусства, если в планах реставрации-реконструкции с самого начала четко не прописана их судьба.

Параллельно с попытками сохранить наследие Шухова на поверхность вдруг выплыла тема о переименовании музея. Просто потому, что одно оказалось тесно связано с другим. Владимир Шухов заявил, что реконструкция безвозвратно вычеркнет из истории имя мецената, фабриканта Нечаева-Мальцова, на чьи день­ги, собственно, и создавался музей. И с точки зрения исторической правды было бы уместнее назвать музей именем человека, который пожертвовал две трети от необходимой суммы на возведение здания. Сторонники переименования указывают, что Нечаев-Мальцов не просто пожертвовал более 2 миллионов царских рублей, но и принимал непосредственное участие в строительстве и создании музея. "Масштаб музея, позволивший ему стать мировым брендом, обеспечил именно его вклад". В конце концов имеются же в столице примеры, когда объекты носят имена тех, кто дал деньги на их сооружение, — Третьяковская галерея, Бахрушинский музей, Морозовская больница...

Есть, впрочем, и другое, не менее достойное имя — идейного вдохновителя музея ученого Ивана Цветаева. Его дочь Марина Цветаева писала: "Не знаю почему, из непосредственной ли любви к искусству или просто "для души" и даже для ее спасения... во всяком случае, под неустанным и страстным воздействием моего отца... Нечаев-Мальцов стал главным, широко говоря единственным жертвователем музея, таким же его физическим создателем, как отец — духовным". Справедливости ради стоит сказать, что ГМИИ можно было бы с одинаковым успехом назвать именем Александра III, которое сначала он и носил по завещанию еще одного мецената, московской купчихи Варвары Алексеевой. Но Пушкин-то тут при чем? Просто в 1937 году в СССР отмечали столетие со дня его гибели, и именем великого поэта называли города, школы, улицы, площади ...
 
Дмитрий Серков, журнал "Итоги"
Полный текст статьи:
 
Публикации о переименовании ГМИИ:
 
 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Архив:
> Новости фонда за 2003 - 2019 годы
> Пресс-релизы фонда за 2005-2006 годы
 
© 2019. Шуховская Башня.